На главную
 
Георгий Орлов

Русские православные массоны и православие
 
 
  
 

ВВЕДЕНИЕ
1.1

Листая как-то 'Galerie de portraits lraires' Saint-Beuve, мне пришло в голову написать своего рода "hommage", объединив в одну книгу портреты выдающихся русских масонов двадцатого века, среди которых многие заслуживают большего, чем краткий биографический очерк. Основатель 'Апполона', блестящий 'мирискусник' Сергей Маковский, изумительный и трогательный Иван Билибин, литературный критик и профессор Манчестерского Университета Георгий Адамович, знаменитый автор 'Вечера у Клер' Гайто Газданов, чемпион мира по шахматам и герой набоковского романа гроссмейстер Алехин, гусар-гвардеец князь Владимир Вяземский, автор 'Ключа' и 'Самоубийства' Марк Алданов, знаменитый командующий Петроградским военным округом генерал Половцов, граф Петр Бобринской, легендарные промышленники Лианозов, Путилов, Мамонтов, российский консул в Париже, основатель и организатор русского масонства во Франции Леонтий Кандауров и многие другие.
И почему бы, собственно, не назвать этот - пусть очень скромный - труд об этой блестящей плеяде Галереей Масонских Портретов - Galerie de portraits
Нет возможности перечислить, да нет и интереса в перечислении всех тех, кто в то или иное время принадлежал к масонству: среди них было немало людей обычных, 'безынтересных', вроде вашего покорного слуги, не оставивших следа ни в российской истории, ни в нашей памяти. Потому здесь любезный читатель и не найдет ни долгих списков лож, ни рассказов о никому неизвестных масонах, что посещали русские ложи в Париже. Пусть этим займутся высокоученые г-да историки, которым так свойственно умение дотошного и всеисчерпывающего исследования. Следуя примеру Saint-Beuve, ограничимся лишь теми именами, что превращают нашу с вами, любезный читатель, кажущуюся столь обыденной принадлежность к великой русской нации в льстящую самолюбию честь.
Как много слухов и скандалов окружают масонство! Какой кипящей анафемой наградил его карловацкий раскол! Как жаль, что в этих слухах нет ни истины, ни интереса. Увы, никакое возбужденное воображение не сделает из масонства ни американского полицейского романа, ни захватывающей истории про таинственный мировой заговор, если это возбуждение не есть, конечно, следствие сугубо медицинских проблем, вызвавших фиксацию. А как было бы, в самом деле, интересно, окажись масонство подлинно секретным обществом: Но оно, любезный читатель, ни тайно, ни секретно. В Париже найти дом масонских собраний не труднее, чем здание Английского клуба в Москве. А скучающие чиновники хранят в пыльных сейфах списки масонов, переданные им самими масонами.
Кто же он, масон, franc-maon, вольный каменщик, фармазон, что "пьет одно стаканом красное вино"? Старинная Конституция Андерсона, основополагающий документ масонства называет его человеком свободным и добрых нравов. Так что (к несчастью для любителей Жюль Верна), в масонстве нет и не было возвышенно-мрачного и таинственного капитана Немо, тайну которого с риском для жизни раскрывает ближе к концу романа мужественный (как палка) англичанин. Но русское масонство в Париже, это более не забавные слухи, а любопытная и достойная часть российской истории, и уж одним этим оно заслужило наше благосклонное внимание.
История этого масонства нам почти неизвестна, редкие научные труды сухи и демонстративно безразличны к читателю, а архивы - недоступны и почти не изучены. К слову об архивах - русские масонские архивы пережили массу самых невероятных приключений. В начале войны германские оккупационные власти весьма живо интересуются русскими масонскими ложами. Архивы русского масонского дома на улице Иветт опечатываются и: на долгие годы исчезают в подвалах берлинских архивов Гестапо. По освобождении Берлина российской армией, архивы частично вывозятся в Россию, частично возвращаются в Париж. Сегодня российские исследователи могут покопаться в старых масонских рукописях. И едва ли парижским масонам придет в голову требовать их возврата: именно в русском хранилище эти рукописи - у себя дома.
Ну и, наконец, третья часть архивов так никогда не покидала Парижа, отлежав войну в тайниках. Но и она, эта третья часть, не едина. Потому что никогда не было едино и само русское масонство во Франции. Были русские ложи в Великом Востоке Франции, 'пристанище социализма и антиклерикализма'. Были в Великой Ложе Франции, где обосновалась большая часть примкнувшей к масонству русской интеллигенции, родовой знати, крупных промышленников. Были и в Великой Национальной Ложе Франции, когда - уже в середине шестидесятых годов - патриархи 'угасающего' русского эмигрантского масонства и перешли из Великой Ложи в Великую Национальную Ложу: Были и независимые ложи, не входившие ни в одну Великую Ложу, были даже смешанные ложи, куда был открыт вход женщинам: Всякое было, но все-таки самую волнительную часть своего бурного и славного существования, свое единственное и неповторимое юношество русское масонство провело в Великой Ложе Франции.
Великая Ложа Франции - явление совершенно французское. Она принадлежит к так называемому Древнему и Принятому Шотландскому Обряду, что и английское масонство. Но, в отличие от Великой Национальной Ложи, что верно следует англичанам-теистам, это объединение, очень французское по духу, крайне независимо и широко понимает требования Шотландского Обряда, охотно принимая в свои ряды и верующего и атеиста. Ну, а Великий Восток - подлинное изобретение диктатора: учрежденный Наполеоном для подчинения масонства центральной государственной власти, Великий Восток был единственной Великой Ложей Франции, разрешенной императором. Некоторые считают, что он и дальше служил не самым достойным целям: то боролся с Римской Церковью, то поддерживал леваков и социалистов: Ну, организация, созданная диктатором, наверное, и не может знать счастливой судьбы:
А с чего все началось? О, это долгая, но крайне увлекательная история. Дальше выступят и ее детали в рассказах современников, тех самых русских парижских масонов, но для начала, вот абрис их истории - кратко, буквально в двух словах:
1917 год. Февральская революция отменяет запрещение для государственных чиновников состоять членами масонских объединений. Российский консул в Париже, Леонтий Дмитриевич Кандауров (1881-1936), давно интересующийся масонством, решает воспользоваться оказией. Начало века, окрашенное модой на таинственное, на оккультизм, на мартинизм Папюса, на хиромантию, антропософию Штайнера, Таро, магнетизм, Каббалу, на теософию Блаватской, на видения Сведенборга и прочие салонные забавы, содействует воскрешению интереса наиболее просвещенной части публики к русскому мистическому масонству времен Лопухина, Новикова, Поздеева. Интеллектуальное обаяние масонства действует на Кандаурова неотразимо. Энергичный, уверенный в себе, высокоталантливый, Кандауров чувствует себя призванным:

1.2 Гранатовый Крестик

Вот как вспоминал об этом романтическом периоде жизни русского парижского масонства князь Владимир Вяземский, бывший кавалергард, кажется, необыкновенно милый человек, один из самых ярких, тонких и обаятельных масонов 20 века:
Многие из присутствующих братьев, конечно, помнят, к сожалению, другие его, вероятно, никогда не читали, один из прелестнейших, если не лучший роман Тургенева "Вешние воды": Вы помните как он начинается?
Рано состарившийся после довольно бурной - проведенной за границей - молодости, русский помещик ведет скучную безрадостную жизнь в деревенской глуши и, перебирая какие-то старые вещи, нападает на маленький гранатовый крестик. Он начинает вспоминать все связанное с этим крестиком, который ему подарила молодая итальянская девушка /Джемма/, на которой он обещал жениться - все, казалось, улыбалось их безоблачному счастью, как в его жизнь ворвалась роковая женщина, чуть ли не на пари пожелавшая влюбить его в себя и разрушить его жениховство... После краткого романа эта авантюристка его бросила, он остался у "разбитого корыта", вся жизнь его была сломана, и вот на память остался этот маленький гранатовый крестик...
Когда Досточтимый Мастер дал мне задание перебрать все мои воспоминания в связи с первой четвертью века существования русского зарубежного масонства во Франции и пересмотреть некоторые материалы - я невольно спросил себя: те же ли чувства переживу я, которые испытал тургеневский герой, найдя "гранатовый крестик"? Положа руку на сердце я отвечу - н е т !! у нас не только чудные воспоминания, у нас не только гранатовый крестик... Да, был первый период - наша (сравнительная) молодость, наше влюбление в созданное нами дело, бурное им увлечение - апогеем которого была дивная, скажу сказочная эпоха "рю де л"Иветт"... Но, вот пришла вторая мировая война - не мне и не здесь говорить насколько она была целесообразна, нужна, выгодна - но она, конечно, была в сто раз хуже тургеневской роковой женщины. Она всё разрушила, всё смела, внесла материальный и моральный сумбур во всё, на поверхность, - совершенно одинаково, как во время оккупации, так и после либерации, выползли подонки общества и - залили мутным илом все наши материальные достижения и большую часть наших моральных чаяний... Постепенно мы превзошли все трудности, снова начали созидать, хотя и лишенные собственного пристанища - Иветт - то, во что мы верили и верим. Правда те, которые были героями юношеского периода нашего романа в. огромном большинстве покоятся на Востоке Вечном. Правда, "смена" менее интенсивна, но смена есть - мы ей передаем наш гранатовый крестик не только как воспоминание, но как талисман для нынешнего, а главное - для будущего.
Ввиду огромности поставленной мне задачи мне предстоял выбор: засыпать вас бесконечными цифрами, датами, именами, или дать вам очерк моих личных воспоминаний, впечатлений, я выбрал последний подход, тем более что я долго не имел другого материала как именно то, что помнил по памяти. Поэтому заранее извиняюсь, если буду иногда грешить точностью дат и имен.
Прежде чем начать мое изложение, я должен зайти немного назад. Я, понятно, не буду касаться героических исторических эпох русского масонства, но скажу несколько слов о том, что оно собою представляло хотя бы в девятнадцатом веке после его официального запрещения. При этом должен рассеять одну ходячую неточность: в 1822 году, т.е. до декабрьского восстания - указом масона, императора Александра Первого, ложам было рекомендовано не собираться. Лишь в 1828 году - целых четыре года после декабрьского восстания - начинаются опять-таки не запрещения, а очень строгий полицейский надзор. Ложи собственно перестали открыто собираться, боясь полиции, но не подлежит сомнению, что многие продолжали собираться - например, в имениях богатых аристократов, в которых до наших времен можно было нападать на масонские инструменты, фартуки и т.п. Ничего похожего на гонение, которое, например, практикуется во всех странах за железным занавесом, или в Испании - в России не было.
Ложи мартинистской системы, - опять-таки, за неимением времени я не могу излагать подробно, что такое мартинизм, - которые по своему замыслу являются маленькими ячейками - продолжали существовать во многих русских городах беспрерывно, равно как и розенкрейцерские, и отчасти иллюминаты. Страх все же был велик, законспирированность, то что называется "стопроцентная" и, понятно, никаких связей с международным Масонством русское масонство девятнадцатого столетия не имело. Александр Второй, как известно был посвящен в английское масонство во время поездки в Англию еще наследником престола. С его воцарением полицейские меры отменены не были, но собственно он и его правительство, в котором многие были негласными масонами, вроде гр. Лорис-Меликова, гр. Панина и др., смотрели на вольных каменщиков сквозь пальцы. Есть сведения, что например новиковская ложа Нептун в Петербурге существовала. беспрерывно; в ней был посвящен известный историк масонства Пыпин, а также адмирал Беклемишев, доживший до глубокой старости, до наших дней и, после Нептуна, принимавший видное участие в ложе Карма, уже при досточтимате великого князя Александра Михайловича. Ее членом был многим нам памятный брат А.П.Веретенников, принимавший участие в наших мастерских на Иветт.
В кратковременное царствование Александра Третьего о масонах как-то забыли. Огонь разжегся при Николае Втором, под влиянием тревожных донесений Охранного Отделения о всесилии французского масонства и начале его преследований во Франции. В Англии во главе его стоял сам Эдуард Седьмой, в Германии - дядя Вильгельма, принц Луитпольд. Сам Вильгельм был масоном и любил сниматься и заказывать свои портреты в масонских регалиях...
Охранное Отделение тратило громадные, по тем временам, суммы - по 200 и 100 тысяч рублей главному агенту Рачковскому в Париже, который за это посылал в Петербург "весьма секретно" масонский бюллетень (который можно было неограниченно доставать) и две-три мастерских ленты. В Париже в то время действовали умные анти-масоны и просто шарлатаны вроде пресловутого Таксиля с Дианой Воган. Все это было более смешно, чем серьезно. Две причины тем более отодвигали гонение на масонство на задний план... Во-первых, надвигалась первая революция 1905 г., во-вторых, многие знали о принадлежности - собственно к мартинизму, но его отожествляли с масонством, самого Императора, председательствовавшего ложей "Роза и Крест", учрежденной в Зимнем Дворце под руководством опытных мартинистов, Филиппа и самого Папюса /д-р Энкоз/. Как-то неудобно было ополчаться против масонов, под влиянием которых Император Николай Второй реализовал, это теперь слишком многие забывают, - создание Гаагского Международного Трибунала, построил, существующий поныне, на свои личные средства дивный дворец в Гааге, - все это в видах запрещения навеки войны и установления всеобщего мира.
Тогда как большинство изобличавшихся к принадлежности к иудо-масонству /как Суворин, Гучков, даже Столыпин/ никогда к масонству и близко не подходили и были скорее его противниками, во Франции, уже начиная в 80-десятых годов ряд русских были посвящены во французские ложи, например знаменитый изобретатель электрического освещения (до Эдисона) - Яблочков, основатель ложи Космос, психиатр Баженов, присяжный поверенный Евг. Ив. Кедрин.
В первую половину 1906 года, т.е. сейчас же после первой революции, в парижские ложи - вполне регулярно - были посвящены ряд русских (прошу не пугать их с так называемым "думским масонством"): В.А.Маклаков, М.С.Маргулиес, о котором речь будет подробнее впереди, Немирович-Данченко, граф Лорис-Меликов, граф Орлов-Давыдов, профессора Максим Ковалевский, Трачевский, Ключевский и несколько других, одни в Великие Ложи (ложи Космос, Мон Синаи), другие в Великий Восток. Были такие, которые для верности посвящались в оба обедианса, но эти посвящения хранились в тайне. Мы имеем подлинные документы, свидетельствующие о том, что французы считали, что если принадлежность этих братьев к масонству обнаружится в России - им грозит le knoute et la déportation dans le fin-fond de la Sibrie": в чем, видимо, русские их не особенно разубеждали. Вернувшись в Россию, эти братья ни кнута, ни депортасьона не получили и основали несколько лож. В Петербурге, в особняке графа Орлова-Давыдова и под его председательством, и собственно полностью на его счет (ибо взносов не было) "Северная Звезда"; в Москве, под председательством проф. Баженова, "Возрождение". Для продвижения посвященных этими дожами братьев по градусам, из Парижа были командированы несколько высокоградусных братьев, например, брат Сэншоль, о котором тоже речь будет впереди. Они посвящали братьев в обстоятельствах особенных - весьма тайно. Например, брата Маргулиеса брат Сэншоль посвящал в 18-й градус в его камере в тюрьме Кресты, где М.С.Маргулиес отбывал сидение по политическому делу. Приезжие братья, кроме того, снабжали русские ложи кипами подписанных "ан блан" мастерских дипломов, что в дальнейшем повело к ряду недоразумений. Нечего и говорить, что это "кустарное" масонство ни в каких сношениях с иностранными масонскими державами не состояло. По имеющимся сведениям работа этих лож шла вяло, малоинтересно. Собирались лица большей частью встречавшиеся в общественных организациях. Наконец, после крупного скандала с главным финансистом этого масонства, гр. Алексеем Орловым-Давыдовым (иск к нему артистки Пуарэ по поводу признания внебрачного ребенка), петербургская ложа стала разваливаться.
В 1912 году масонская деятельность возобновилась, но на новых началах. Работали маленькие ложи. (с самым упрощенным ритуалом) по 6-7 членов в каждой. Из более или менее известных нам лиц, в них участвовали: многим знакомый Игорь Платонович Демидов, адвокат Барт, Волков, А.Ф.Керенский (ложа "Малая Медведица"). Были попытки установить легальную связь с Великим Востоком Франции, но неуспешно, был учрежден Великий Восток Народов России под председательством члена Думы Колюбакина, при очень энергичном Великом Секретаре А.Я.Гальперне, недавно скончавшимся в Лондоне, но никогда к нам не примкнувшим. Эти ложи носили исключительно политически-революционный характер, строго конспиративный, члены одной не могли посещать другие. Военные принципиально не принимались и случай со свиты Его Величества генералом Тепловым, командиром лейб-гвардии финляндского полка, являлся исключением. В числе этих лож-ячеек была одна или несколько, состоявших исключительно из членов Государственной Думы - почему это масонство, о котором часто говорят принято называть "думским". Я хотел всё это вам изложить, чтобы немножко прояснить тот сумбур, который происходит, когда говорят о прошлом регулярном, нынешнем регулярном и "думским" масонством - 1909-1917 года. Кстати, думская ложа возглавлялась братом Н.Ефремовым, в дальнейшем регуляризировавшимся в Великой Ложе и бывшим в числе основателей нынешнего русского масонства.
Ко времени большевистского переворота в России действовало всего до 28 лож этого Великого Востока Народов России, большая часть членов коих эмигрировала. В конце войны, А.Ф.Керенскому удалось прочесть доклад о большевизме даже в Англии в местной ложе, в которую его допустили, но в дальнейшем все двери перед этими масонами были закрыты. С большими трудностями Великий Восток Франции регуляризировал часть этих братьев - например, братьев Авксентьева, Переверзева, Кроля. Те же, которые захотели войти в ложи нашей юрисдикции - даже такие маститые старики как братья Чайковский, Кузьмин-Караваев и другие - должны были начать с начала, т.е. с 1-то градуса.
Небольшая группа - как князь Оболенский, Зензинов, граф Орлов-Давыдов, Рубинштейн, Коновалов, И.П.Демидов, по некоторым данным, продолжали собираться "домашним порядком", но эта работа видимо скоро заглохла. Неудачны были опять же попытки нескольких братьев возродить пресловутый "Великий Восток Народов России".
Совершенно особо стоит так называемая "Украинская Великая Ложа", организованная неизвестно на чьи средства еще в 1902 году в Женеве. Она распространяла про себя самые фантастические слухи: что в ней числится 20.000 членов, что она существует беспрерывно с 18-го столетия. Во главе ее стоял одно время сам атаман Петлюра. В Париже его пытался возродить один очень изобретательный брат, который добился (присоединив к своим фантастическим украинским дипломам еще дипломы одной балканской державы), если не признания Великой Ложи Украины, то во всяком случае своего личного признания в весьма высоком градусе, и на этом основании он посещал одно время и наши ложи.
Уже в начале первой мировой войны несколько русских были посвящены во французские ложи Великого Востока и Великой Ложи. Одними из первых были, сыгравшие такую огромною роль в возрождении регулярного русского Шотландского масонства - Л.Д.Кандауров и ныне здравствующий наш почетный Досточтимый Мастер Владимир Давыдович Аитов, и ряд других. В частных разговорах эти братья пришли к заключению, что, как только Россия освободится от коммунистической власти, ей надлежало бы войти в мировую цепь франкмасонства. Был образован первый организационный комитет 1 декабря 1918 года под председательством Л.Д.Кандаурова, в составе: граф Нессельроде, генерал-лейтенант Война-Панченко, известного в России крупнейшего промышленника Н.К. фон Мекк, художника Широкова и адвокатов Грубера и Раппа. Комитет этот не раз менял свой состав, но к 1 Апреля 1922 года уже носил наименование Временного Комитета Российского Франкмасонства в составе Л.Д.Кандаурова, Ф.Ф.Макшеева, Г.Б.Слиозберга, В.Д.Аитова, А.И.Мамонтова и П.А.Половцова. Сразу же Комитет приступил к самому важному вопросу - как надлежит строить русское франкмасонство - сверху или снизу? К решению этого вопроса, в дополнение к основной ячейке были привлечены ряд братьев постепенно посвящавшихся во французские и английские ложи: братья П.Бобринской, Маринович, адмирал Посохов, генерал Марченко, граф Эманнуил Бенигсен, В.Н.Скрябин и другие. Ввиду очень серьезной оппозиции ряда братьев к образованию немедленно первой русской синей ложи - Л.Д.Кандауров решил, чтобы дело не провалилось, так сказать повысить градус и пока добиваться создания сразу же ложи 18-го градуса, которая была торжественно инсталлирована под названием "Капитул Астрея" 15-го ноября 1921 года.
Учреждением русских лож в Париже сразу заинтересовалась Чека, через своих гласных и негласных агентов, старавшаяся всячески сорвать это дело - и скажем правду - даже в среде тех русских, которые только что были посвящены в местные ложи.
Но был человек сильнее всех Чека в мире - своим фанатизмом в создании и доведении до конца всякого задуманного им дела разбивавший все препятствия, а своей беспредельной энергией обезоруживавший всех противников. Кто не знал покойного Л.Д.Кандаурова - тот не может себе представить чем был этот бывший русский консул в Париже. Я попытаюсь дать его портрет, ибо он является основателем и вдохновителем того зарубежного Франкмасонства, о котором я сегодня буду говорить.
Русский консул в Париже еще до революции, Л.Д. со своими пронизывающими каждого черными сверкающими глазами, с исключительной прозорливостью знакомился с тем океаном русских беженцев, которые приезжали в Париж со всех сторон. Все беженцы поневоле проходили - для получения своих новых паспортов, виз и всего того, что было необходимо, через консульство. Сначала на рю де Гренель, потом на рю Генего, наконец, на рю де л"Иветт. Кто не помнит "кабинета Л.Д."! Его пышащее энергией лицо, часто озаренное саркастической улыбкой, все его словечки всегда "в точку", но сдобренные неисчерпаемым остроумием - его фигура, сидящая за письменным столом и, отступя на несколько метров, кресло, на котором клиенты и собеседники сидели, если не как на скамье подсудимых, то как на свидетельском кресле. Своим ясным умом этот замечательный человек не знал ни в одной области ничего "серого", никаких "более или менее", никаких полумер, никаких "да, но только", а главное ненавидел слово "надо". Для него белое было белым, черное - черным, если "надо", то это давно должно было быть уже сделано. Пользуясь знанием оккультных и магических наук, он ухитрялся насквозь знать своего собеседника в несколько минут и моральная "фишка" этого человека была уже установлена. В этом секрет того, почему этот человек так редко ошибался в выборе того или иного кандидата на то или иное место. Престиж его среди французов был огромный и все ему удавалось, как вы сейчас увидите.
Как я только что вам сказал, несмотря на все препятствия воздвигавшиеся врагами, первая русская мастерская /капитул/ была основана. Новый бой возник вокруг желания основать и синюю ложу - первых трех градусов. Прения происходили в бурной обстановке, оппозиционеры этому проекту несколько раз покидали собрание - по каким мотивам они действовали - лучше не настаивать - в лучшем случае они "не ведали, что творили"... Сравнительно малым большинством создание русской синей ложи было все же решено в положительном смысле; часть оппозиционеров все же осталась в числе основателей, другие (как адмирал Посохов и его друзья) никогда к русским ложам не примкнули. 1 - 14 января 1922 года, в день русского Нового Года, в торжественной обстановке, ложа "Астрея" была инсталлирована Великим Мастером Морисом Монье, двумя бывшими Великими МАстерами - Вельхофом и Ле Фуайэ, со всем блеском, которого Л.Д. добивался. Первым Досточтимым Мастером был бо-фрэр Л.Д. - Ф.Ф.Макшеев, членами Ложи - Кандауров, А.И.Мамонтов, В.Д.Аитов, Бобринской, Беннигсен, Скрябин, Наумов, Сергей Соколов, Кугушев, Навашин, Маринович, Чайковский, Путилов, Бернштейн, Артамонов, Слиозберг и Нагродский. Работа сейчас же закипела в невиданном масштабе: каждый месяц посвящалось по четыре новых брата. В числе первых были: Шереметев, Мещерский, Ратнер, Лобанов-Ростовский, ваш покорный слуга, Семенов, Тхоржевский, Алексей Бобринский, Лианозов, Кривошеин и т.д. и т.д. Одновременно ряд братьев были аффилиированы: А.В.Давыдов, Мордвинов, позже ген. Голеевский, князь Кочубей, кн. Гагарин, известный эс-эр Савинков /через два года уехавший в Россию, где его расстреляли/. Не было времени для докладов - состав пополнялся с исключительным увлечением и быстротой - нечто, чему трудно сейчас поверить.
Два года спустя пришлось открыть вторую лону "Северное сияние" под председательством брата Половцова, который и сейчас является её почетным председателем, хотя и проживает в Монте-Карло.
Всё не прекращавшийся наплыв в Астрею людей самых различных профессий - докторов, офицеров, адвокатов, титулованной аристократии, художников, музыкантов, промышленников, политических деятелей - делал две ложи тесными. В декабре 1924 года была открыта третья - "Гермес", которой Астрея уступила своего первого Досточтимого - Ф.Ф.Макшеева. "Ложа эта - пишет в одном из своих трудов Л.Д.Кандауров - была образована в предположении, что привлеченные в ее состав /учредителей было 16/ наиболее известные представители русской науки, индустрии и служилого класса смогут путем докладов излагать свои взгляды на будущее устройство России, возбудят живой интерес в тех же классах иностранной общественности. Предположению этому не суждено было осуществиться. После двух-трех докладов, по содержанию весьма выдающихся, но специальной подготовки, посещаемость ложи стала падать, а с весны 1925 года ложа перестала собираться... За весь 1925 год был принят всего один профан, причем посвящение состоялось в Астрее, по делегации от Гермеса. Выборов на 192б год произведено не было, Великая Ложа взволновалась, грозило закрытие! Ложа Астрея (в частности, ваш покорный слуга, который был в это время Досточтимым Мастером) уступила Гермесу своего самого блестящего оратора - брата Н.В.Тесленко - знаменитого московского адвоката, и Гермес, отказавшись от своей первоначальной узкой программы, стал работать как и остальные наши Ложи.
Русская пословица говорит "На всякого мудреца довольно простоты". Увы, как ни был гениален и ловок Л.Д., в одном деле он потерпел фиаско, тем более обидное для него, что на мои предсказания этого фиаско, на мои слова, что "едва ли тебе удастся то, что не удавалось в течение ста лет Русскому Императорскому Правительству" - он был и тут уверен в своем успехе. Дело состояло в том, чтобы в рамках "Кавказской" ложи под названием "Золотое Руно", примирить до 37 различных народностей, всегда бывших в разладе, доходившего до состояния "на ножах"... Я был немного знаком с Кавказом и знал, что это невозможно ни в профанском, ни в масонском плане. Я отказался от предложенного мне Л.Д. поста Досточтимого Мастера в этой проектируемой ложе. Этот пост занял брат Шереметев, и новая мастерская была открыта 25 января 192б года. Прием был массовый, слишком снисходительный и вскоре поневоле сказался разлад между такими крупными деятелями как, например, С.Г.Лианозов и рядом прекрасных людей, но "никаких масонов", к тому же еле говоривших по-русски. Ложа быстро пошла по наклонной плоскости и вскоре раскололась надвое: "Прометей", в которой были горцы-мусульмане и несколько грузин, и "Юпитер", в которую вошли армяне и русские. Первая из них просуществовала (всецело на средства некоего Тапы Чермоева, ибо взносов никто не платил) недолго и была усыплена, вторая - наоборот - стала, как мы ее называли, "крупно-буржуазной" ложей, состоявшей из людей материально обеспеченных, с солидным удельным весом в прошлом. Первыми досточтимыми были С.Г.Лианозов, А.В.Давыдов, позже, долгое время, адмирал Вердеревский.
К этой эпохе - 1925-1927 годам - относятся два крупных события, на которых мне нужно остановиться. Русские братья регулярно посвященные до революции в Великом Востоке, а также те, которые регуляризировались в Великом Востоке, будучи как бы наполовину посвященными в России в "думских" ложах, решили наконец образовать свою ложу в Париже, каковая была открыта в Январе 1925 года под названием "Северная Звезда", а несколько лет спустя, - ложу "Свободная Россия", позже переименованную в "Вехи" - ныне, кажется: усыпленную. Я был в числе небольшой делегации (вместе с братьями Кандауровым и Кузьминым-Караваевым) на инсталляции и хорошо её помню. Состав был немногочисленный и мы - на агапу - вместе с инсталляторами, в числе которых был тот же глубокий старик Сэншоль, приезжавший в Россию, - легко поместились в небольшом кабинете Фламбаум, так как на рю Кадэ ресторан еще не был организован. Отлично помню первый офицерский состав; Досточтимый Мастер Авксентьев, 1-ый страж М.С.Маргулиес, 2-ой Борис Мирский, оратор В.А.Маклаков.
Не могу не сказать несколько самых теплых слов о брате Мануиле Сергеевиче Маргулисе. Это был прежде всего человек во многом походивший на Л.Д.Кандаурова. Бурного темперамента, выдающийся оратор, добрейший человек, этот брат должен быть золотыми буквами записан в истории русского франкмасонства всех обедиансов. Его главнейшей заслугой было неутомимое ознакомление французских братьев с сущностью большевизма в России. Он читал все советские газеты, собрал огромную документацию - политическую, экономическую, читал сам доклады в многочисленных Ложах, организовывал доклады антибольшевистского характера. Тогда как мы большей частью говорим обо всем этом в нашей среде, для М.С. задачей номер первый его масонской работы была именно эта пропаганда среди французов. Он ее доблестно осуществлял - честь ему, слава и вечный покой за это!
Второе важное событие было осуществление заветной мечты всех братьев с самого начала - быть у себя дома. Уже в 1922 году, параллельно с неосуществленной попыткой создать свою автономную русскую "Великую Ложу", - проект энергично поддержанный Морисом Монье и, через него, Федеральным Советом, но проваленный коммунистическими интригами на заседании Гранд Лож, - была снята отличная, довольно большая, квартира на сквэр Клиньянкур по соседству с отличным храмом на рю Рамелль. Предполагалось заседать в этом храме и немедленно затем переходить в свою квартиру. От этого плана пришлось отказаться в предвидении возможности жалоб со стороны соседей на чересчур шумное времяпрепровождение в вечерние часы... Поиски квартиры или особняка продолжались. Была создана особая комиссия, конечно, под председательством Л.Д.Кандаурова - и мы, наконец, остановились на полузаброшенном особняке - 29 рю де л"Иветт. В смысле поместительности, дом был как раз тем, что нам было нужно. Отличный сад, обширный су-соль, кухни; весь первый этаж мы превратили в обширную столовую, во втором были: так называемая малая столовая, исключительно уютная, с мебелью из бывшей квартиры Л.Д. и им пожертвованной, уютная гостиная с балконом выходящим в сад, библиотека, где царил здесь присутствующий брат Репнин и... "святая святых"... кабинет Л.Д.Кандаурова. На самом верху была огромная, необъятной вышины, студия, которую решено было обратить в храм, но представлялись огромные трудности, чтобы этот храм соорудить. Все было сильном запустении, но тут энергия Л.Д. и всех нас, увлеченных им - достигла максимума. Это самая чудная, самая курьезная, самая замечательная страница в истории русского зарубежного масонства. В эмиграции, в изгнании, без технических знаний, без денег, мы задались целью сделать то, что сотни лет тому назад делали пионеры-монахи, строившие. такие чудеса, как Соловецкий монастырь, с одним "посохам и благословением". И мы создали - на диво пораженным посетителям французам лучшее масонское помещение во Франции. Деятельность Л.Д. превзошла всё, что он создавал до сих пор. Перед ним лежал список всех русских братьев - от глубоких стариков до двух-трех несовершеннолетних "волчат", и каждый должен был взять на себя какую-нибудь - хотя бы самую малую часть этого труда (это вписывалось в список) или - если не мог или не хотел - откупаться деньгами. Выхода другого не было! Принцип был - не тратить ни одного лишнего сантима, т.к. крупных денег нет... И работа закипела и какая работа! Иветт превратился в шантье, где ломали, строили, штукатурили, рубили, красили - по строгому расписанию - и над всем надзирал Л.Д. Никогда не забуду брата кн. Кочубея на высоченной лестнице с огромными ножницами, режущего и вывешивающего дивные синие бархатные занавеси наверху в храме, брата де Витта, нашедшего где-то и устанавливающего чудные две колонны А и Б. При входе; другие рубили эстраду, плато офицеров; ваш покорный слуга в салопете их окрашивал, а по ним братья Сафонов и Добужинский писали соответствующие символы. Другие занимались садом, подвальными помещениями, столовой. Брат Половцов пожертвовал огромное количество книг для библиотеки; создан был винный погреб. С невероятной быстротой всё было готово в несколько месяцев, и Иветт, наконец, открыла двери блестящим докладом брата Тесленко о "Старообрядцах" - нечего говорить при каком энтузиазме и каком переполнении всех помещений!!
Не стоит повторять, что когда наши французские братья начали нас посещать - они не способны были ничего другого сказать, как "фантастик", "мервейэ", энкруайябль" и т.п. Начался самый блестящий период. Но не нужно думать, что все "текло как по маслу" и что вся наша работа протекала в праздничном сне. Нами заинтересовались с разных сторон и может быть более, чем мы того заслуживали. Травля шла на разных фонтах. Прежде всего, большевики - прямо и косвенно - всячески влияли на то, чтобы все наши начинания так или иначе проваливались. Делалось это не глупо, скрытно, главным образом внедряя в нашу среду своих агентов. Гораздо глупее, но шумнее, орудовали ярые монархисты,- лекциями, в печати и личным влиянием, убеждая испуганных беженцев, что мы - те же большевики, что все большевистские вожди - Ленин, Троцкий, Зиновьев, Радек и т.п. все жидо-масоны, а мы их агенты. Борьба с нами доходила до грубых уличных сцен, некоторые из здесь присутствующих это помнят. Появился ряд книг, журналов, газет, где нас выводили как исчадие самого дьявола. Ряд полковых офицерских организаций предложил своим членам-масонам на выбор: покинуть масонство или организации. К чести наших братьев скажу, что ни один из наших многочисленных братьев офицеров (у нас было до 12 кавалергардов, несколько конногвардейцев, конно-артилллеристов) не дрогнул - никто от нас не ушел. Тем, которые этой стороной нашей деятельности заинтересовались бы - советую прочесть замечательное сочинение брата П.А.Бурышкина: "Зарубежное масонство и его противники" - оно имеется в нашей библиотеке у Д.Н.Ермолова. Я приведу лишь несколько крайне важных строк этого сочинения.
После описания всех этих гонений в печати, Бурышкин говорит, что с помощью Сионских Протоколов и т.п. литературы весь удар был рассчитан на то, чтобы доказать русским эмигрантам, что советское правительство - сплошь масоны, что и Ленин, и Троцкий - опять же масоны и все большевистское "действо" есть действо жидо-масонское. Но туг произошло то, что французы называют "ку де театр"- те, на которых зиждилась большая часть антимасонской пропаганды - советское правительство и Коминтерн - о с у д и л и масонство на 4-ом Конгрессе Коминтерна в ноябре 1922 года! Принадлежность к масонству во Франции членов французской коммунистической партии была строго осуждена и Конгресс декретировал несовместимость масонства с коммунизмом, - стало быть, несовместимость звания масона с пребыванием в коммунистической партии - и потребовал к 1 января 1923 года ликвидировать все связи с масонством под угрозой немедленного исключения из партии тех ее членов, которые открыто - в своей печати - не заявят о своем полном разрыве с масонством. "Франк-масонство - говорит декрет - злокачественная язва на теле французского коммунизма. Эту язву нужно выжечь каленым железом".
Правда, в те времена эмиграция, особенно та, которая больше собиралась на церковном дворе, пока верующие молились в храме на рю Дарю, не очень-то следила за событиями такого рода, но более культурная ее часть узнала об этом декрете и это был серьезный удар по антимасонской пропаганде. Это, однако, не помешало Карловацкому Собору 1928 года объявить масонство врагом Христианства, также как 4-ый Интернационал объявил его врагом коммунизма.
Вернемся на Иветт. Многие братья никогда не отказались от мысли иметь, если и не свою "Гранд Лож", то хоть какую-либо автономную организацию. Л.Д.Кандауров составил комитет по разработке устава такого учреждения, и предложил мне председательство. Великим Мастером был тогда брат Дуаньон, оказывавший мне на моих еженедельных ему докладах о нашей работе самое радушное внимание. Наконец, все было готово, устав утвержден Федеральным Советом, и мы начали работу в 1934 году под названием "Совет Объединения Русских Лож Шотландского Устава". Скажу сразу, что он с одной стороны занимался объединением деятельности наших лож, но главная тяжесть лежала на хозяйственном управлении рю де л"Иветт. Здесь особенно потрудились братья Мамонтов, Сафонов, Кац и наш несравненный консьерж - бывший полковник Лейб-гвардии Конного полка - Ал. Петр. Альбрехт; честь им и слава. Не буду раздражать ваших аппетитов, приводя цифры, - абсолютно грошовые цены, за которые мы отпускали, такие как и все, напитки, завтраки и обеды. Все делалось с максимумом экономии, не щадя сил. Вина покупались на "Хал о вэн" бочками, разливались на месте и мы за 2 гроща имели выдающееся вино. Как только кончался сезон работ лож, - т.е. с 1 июня до конца сентября - каждый вторник - все оставшиеся в Париже братья собирались на обед в саду, где за 7 или 8 франков (с водкой) засиживались далеко заполночь, под соловьиное пение из находившегося напротив Розенталевского парка.
В это же время была основана сначала пятая ложа "Гамаюн" - долженствующая объединять более молодые элементы эмиграции, и несколько месяцев спустя - ложа "Лотос", первым Досточтимым которой был брат В.Д.Аитов. У меня - увы - нет под рукой списка первого состава. Помню: Смирнова, Сафонова, Каца, Голдрина, Лампэна, Бурышкина, Гордовского, Рабиновича /Эманнуила/, Жданова /отца/, не говоря уже о нескольких французах, в том числе нынешнего председателя Сената - Гастона Монервиля. Забыл упомянуть Г.Б.Слиозберга, С.Г.Лианозова, шахматиста Бернштейна. Сразу же был организован финансово-хозяйственный комитет, устраивавший, все под руководством К.П.Каплана - лотереи, вечера, бриджевые и шахматные турниры т.п., все с благотворительной целью. Лотосовские агапы стали знамениты благодаря изобретательности. и искусству В.Ф.Сафонова - курьезной фигуры старого русского чиновника, камергера Его Величества, посвятившего абсолютно всю свою жизнь, на ее склоне, масонству. Чего, чего он не чертил - его труд описание всех 33-х градусов Шотландской системы с рисунками в красках - уникум в своем роде!

Как только посетители Иветт ознакомились с нашим помещением, на нас посыпались просьбы предоставить его для собраний чужих лож. Нам это было нелегко, так как кроме наших "синих" лож, там уже собирались: Совет 33-х, Консистория, Ареопаг "Ордо аб Хао", Капитул "Астрея" и Ложа Усовершенствования "Друзья Любомудрия". Нам все же удалось удовлетворить желание "Свободной России", Американской Ложи, "Англо-Саксонской" и одной-двух французских, в том числе Ложи состоявшей сплошь из чиновников Мэрии 1б-го аррондисмана.
В январе 1937 года состоялось на рю Пюто собрание в самом большом тогда храме ? 1, агапа в крипте - торжественное соединенное собрание всех русских лож, как шотландских, так и Великого Востока - собрание в память столетней годовщины кончины нашего брата А.С.Пушкина. На собрании председательствовал я, а на агапе - М.С.Маргулиес. По количеству присутствовавших, по подъему, который царил - это собрание считается до сих пор многими братьями бывшими на этом собрании апогеем успеха русского масонства в изгнании.
Но вот наступила война 1939 года. С.П.Тикстон - тогда председатель Астреи, ухитрялся как-то собирать ложу, другие замерли. Быстро настала оккупация и Иветт начали посещать оккупационные и, главным образом французские, полицейские власти. Брат Кривошеин /председатель Совета Объединения/ имел несколько очень интересных разговоров с каким-то "большим" немцем, проявившим блестящие о нас знания, вполне разбиравшимся в разнице нашего масонства с французским, обращался он весьма мягко, но предупредил, что можно ждать ухудшения положения: Как могли, за неимением перевозочных средств, мы все же вывезли кое-что с Иветт, но все огромное имущество - вещи, архивы, утварь, мебель, а главное ценнейшие книги - все погибло, и мало что мы нашли при либерации.
Погибло имущество, мы были разорены, рассеяны, но масонский дух оказался целым, живым... Под руководством и гостеприимством бесстрашного С.Г.Лианозова, на его квартире в Пасси, мы продолжали систематически собираться. С.Г. каждую минуту рисковал головой, собирая нас - тем более, что английское Радио не нашло ничего лучшего, как заимствовать фамилию "Лианозов" для какого-то условного обозначения своих эмиссий... Лианозов то, Лианозов другое - у бедного С. Г. немедленно появились с угрожающим видом французские и оккупационные власти, допрашивая его об его отношениях к этим эмиссиям. Видимо, эта обезоруживающая его простота и смелость повлияли на полицейских и его, в конце концов, оставили в покое. Но тут началась другая трагикомическая страница.
Начались обыски на квартирах видных франкмасонов и вызовы их на пресловутый сквэр Рапп... Затем начались, во всех газетах, публикации имен всех крупных масонов. Начали с 33-их, потом пошли 32-ые, потом 30-ые: Справедливость требует отметить, что кроме печатания именных списков и довольно невинных обысков (например, у меня единственный немец просидел в углу, куря трубку, пока французские чиновники производили самый поверхностный обыск, взяв масонские доклады и какие-то мелочи, никаких преследований в нашей среде не было.
Тем временем, С.Г. продолжал собирать нас - небольшую группу, угощая невиданным по тем временам роскошным ужином - чаем, вином, сандвичами, пирожками и т.д. Собирались мы всегда: хозяин, В.Д.Аитов, П.А.Бурышкин, Г.Я.Смирнов, С.П.Тикстон, некоторых я забыл, но всех затемняла благородная фигура покойнаго С.Г.:
Наступил конец войны. Ложи воскресли.
Полученное мною задание, "Четверть века 3арубежнаго Масонства", т.е. до 1947 года, выполнено. Мне осталось сделать заключение.
Пусть говорят, что сейчас "не обстановка 1922 года", но я надеюсь, что я смог доказать что русское франкмасонство не жить, не существовать НЕ МОЖЕТ... Мы прошли многие и тяжкие испытания - испытания тяжелого труда и распрей, эпоху "Золотого Века" (Иветт), эпоху разрушения (война, оккупация), эпоху тяжелого и болезненного возрождения, но сила Духа, внушенного нам нашими наставниками и основателями - я хочу надеяться - жива. Факел, который мы несем, снова зажжен, мы его передаем все новым и новым нашим преемникам и хотим верить, что он никогда не погаснет и когда-нибудь возгорится ярким пламенем на нашей возрожденной и свободной Родине!
Нельзя не набросать, пусть даже крайне лаконично, абрисы русских зарубежных лож Серебряного Века. Вот они, в порядке не хронологического, но масонского старшинства:
Совет Объединения Русских Лож
1 декабря 1918 года был образован Временный комитет Российского Франкмасонства под председательством Леонтия Кандаурова. В первый состав комитета вошли граф Нессельроде, генерал-лейтенант Война-Панченко, известный в России крупнейший промышленник Н.К. фон Мекк, художник Широкова и адвокаты Грубер и Рапп. Комитет этот многажды менял свой состав, но, к моменту институционализации в 1922 году приобрел следующий, законченный состав: Л.Д.Кандауров, Ф.Ф.Макшеев, Г.Б.Слиозберг, В.Д.Аитов, А.И. Мамонтов и П.А.Половцов. К решениям своих задач основная ячейка комитета активно привлекала братьев, постепенно посвящавшихся во французские и английские ложи, П.Бобринского, Мариновича, адмирала Посохова, генерала Марченко, графа Эммануила Беннигсена, В.Н. Скрябина и др.
Совет Объединения Русских Лож был сформирован в 1934 году на базе Временного Комитета с согласия Федерального Совета ВЛФ ввиду невозможности официального создания русской Великой Ложи во Франции (за отсутствием национальной территории). Первый руководитель - Князь Владимир Леонидович Вяземский. Первая попытка образования Совета предпринята в еще в 1925, но из-за финансовых сложностей потерпела крах. Независимый от Временного комитета русского масонства орган - финансово-хозяйственная комиссия русских лож Древнего и Принятого Шотландского Устава создана в 1930. Функции Временного комитета фактически перешли к Совету в 1931. Работал как совещание представителей русских лож Шотландского Устава с 21.3.1934, с 16.10.1934 - как Совет. В Совет входили досточтимые мастера и по два человека от каждой ложи по выбору (см. также отдельные ложи). До Второй мировой войны работал на рю де л"Иветт, после - на рю Пюте. Реконструирован в 1965, после раскола в русском парижском масонстве.
Русский Особый Совет 33 градуса.
Был сформирован в 1936 году на основании решения Международной Конференции Верховных Советов, прошедшей в 1935 году в Брюсселе (Разрешение на открытие было получено 19.6.1935). Таким образом, просьба об основании суверенного Русского Верховного Совета 33 градуса, адресованная русскими масонами 33 градуса Верховному Совету для Франции, была удовлетворена лишь частично. Внутренний регламент Совета получил одобрение Верховного Совета для Франции 19 декабря 1936 года. Первое заседание проведено 3.6.1935. РОС работал в союзе Верховного Совета Франции и являлся советом 33-й ст. русских лож Древнего и Принятого Шотландского Устава. Члены Совета входили в него пожизненно. Временно прекращал работу в 1945 из-за позиции И.А.Кривошеина.
Консистория "Россия"
Основана 18.12.1926. Инсталлирована 10.2.1927. Объединяла русских масонов 32-й и 33-й ст. Древнего и Принятого Шотландского Устава. Работала в союзе Верховного Совета Франции под #563. До войны заседания проходили в масонском храме на рю Иветт. 8.9.1939 прекратила работы всех русских лож впредь до особых распоряжений. После войны работала в помещении Великой Ложи Франции на рю Пюто.
Ареопаг "Ордо об Као" (1927-1968)
Основан 15.6.1927. Открыт и начал работы 16.3.1933. Русская мастерская 30-й ст. Древнего и Принятого Шотландского Устава, работавшая в союзе Верховного Совета Франции под ? 639. Заседал в масонском храме на рю де л"Иветт каждую 1-ю среду месяца по июль 1939. Возобновил деятельность 9.7.1945, работал на рю Пюто. Вероятно, прекратил свою деятельность до 1968, а оставшиеся члены мастерской присоединились к ареопагу Лютеция.
Капитул "Астрея" (1922-1979)
Инициативная группа по созданию розенкрейцерского капитула русских масонов Древнего и Принятого Шотландского Устава провела свое первое заседание на квартире Ф.Ф.Макшеева 21.12.1920. Смета капитула была обсуждена 26.2.1921. Разрешение на открытие капитула было получено от Верховного Совета Франции в июне 1921, одобрено создание капитула этой же инстанцией 25.1.1922. Основан 15.11.1921, официально открыт 21.11.1921 (возможно, на месяц раньше). Работал по третьим субботам месяца в союзе Верховного Совета Франции в масонском храме на рю Пюто под ? 495. Первоначально предназначался для посвящения в 4-18-ю степени, в 1925 передал часть функций ложе усовершенствования Друзья Любомудрия и стал принимать лишь в 18-ю ст. В 1972-1974 заседал совместно с капитулом Ле Тринитер (основан 27.3.1831, союз Верховного Совета Франции), затем прекратил свою работу. Формально существовал до закрытия русских лож в Париже в 1979.
Ложа совершенствования "Друзья Любомудрия" (1926-1939)
Основана 10.7.1925. Инсталлирована 19.7.1926. Ложа усовершенствования для русских масонов, работавших по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу в 4-14-х степенях. Работала в союзе Верховного Совета Франции под #542. Собиралась по средам. Заседания проходили: в 1931-1939 в русском масонском доме на рю Иветт; в 1934 также на квартире И.А.Кривошеина; в 1939 в масонском храме по рю Пюто.
Ложа "Астрея" (1922-1979)
Основана 10.12.1921. Инсталлирована 14.1.1922. Работала по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу в союзе Великой Ложи Франции под #500. Работала в масонском храме на рю Пюто (за исключением времени существования русского масонского дома на рю Иветт). Во время войны была закрыта, реконструировалась 25.3.1945. Соединилась 4.12.1956 с ложей Гермес. Около 1969 к ложе присоединилась ложа Юпитер. 2.1.1972 к ложе присоединились члены ложи Северная Звезда. 12.2.1976 к объединенной ложе Астрея-Юпитер присоединилась ложа Лотос. Работала до 15.12.1979.

Наиболее интересные, самые живые, самые трогательные воспоминания об "Астрее", это, наверное, воспоминания, прозвучавшие на Торжественном праздновании сорокалетней годовщины Достопочтенной Ложи "Астрея" в 1962 году:
14-го Января текущего года исполнилось 40 лет со дня основания в Париже старейшей русской мастерской, Досточтимой Ложи "Астрея".
Эту годовщину можно считать праздником всех русских вольных каменщиков Шотландского Устава, так как Астрея была ложей-матерью всех русских мастерских, основанных в Париже с 1922 по 1932 год в лоне Великой Ложи Франции.
На Торжественном Собрании 26-го января, посвященном празднованию этой знаменательной годовщины, на котором, помимо "астрейцев", присутствовали делегации от всех русских мастерских, было произнесено много речей, в которых присутствующие братья попытались вспомнить события недавнего и в то же время столь далекого прошлого и воскресить в памяти образы наших дорогих ушедших на Восток Вечный братьев, которым мы столь многим обязаны, не говоря уже о самом факте нашего существования.
Председательствующий Досточтимый Мастер брат Б.В.Капланский предоставил, в первую очередь, слово брату П.А.Бобринскому, одному из двух оставшихся в живых, - вместе с нашим дорогим братом Наместным Мастером В.Д.Аитовым, - основателей "Астреи".
Я приведу несколько уцелевших отрывков из речей, произнесенных отчасти в храме, отчасти за последовавшей братской трапезой.
Брат П.А.БОБРИНСКОЙ
Ваш Досточтимый Мастер просил меня взять слово на сегодняшнем торжестве в качестве одного из последних могикан из числа учредителей ваше славной Ложи.
Естественно, мне хочется прежде всего вспомнить знаменательный в истории нашего русского масонства день 14-го Января 1922 года, когда была инсталлирована Достопочтенная Ложа "Астрея". Церемония эта, как мне помнится, происходила здесь, на рю Пюто, в теперешнем большом храме высших градусов. Если память мне не изменяет, инсталлировал нас тогдашний Великий Мастер брат Welhoff. Помню, как сейчас, на Востоке братья Chaillé и Monier, бывшего тогда, вероятно, федеральным советником, - двух французских братьев, сыгравших исключительную роль и истории нашего общего дела.
После собрания состоялась торжественная агапа в храме напротив, бывшая тогда в распоряжении синих лож. Ни ресторана, ни буфета в здании Великой Ложи тогда не было, и агапа была организована собственными силами, при помощи тогдашнего привратника здания брата Potié, жена которого была превосходной кухаркой.
Я постарался восстановить по памяти список учредителей ложи. Мне это было сравнительно легко, так как, начиная с осени 1921 года, мы часто собирались в отдельном кабинете большого ресторана, типа таверны, на углу бульвара С. Мишель и рю Суфло (теперешнем "La Capoulade"). В этом ресторане и было положено начало русского масонства заграницей, по почину русского консула в Париже Л.Д. Кандаурова, сумевшего вдохнуть во всех нас веру в предпринимаемое дело.
Вот список братьев, которых мне удалось вспомнить:
 Л.Д. Кандауров,
 Ф.Ф.Макшеев, женатый на сестре Кандаурова, молодой тогда еще инженер, составивший себе уже имя в железнодорожном строительстве; первый Досточтимый Ложи "Астрея".
 Н.В.Чайковский, еще стройный и бодрый старик, с окладистой белой бородой, народный социалист, видный представитель освободительного Движения.
 Савинков, известный социалист-революционер, вскоре уехавший в Россию и там трагически погибший.
 Б.Н.Кедров, возглавлявший отколовшуюся в эти дни группу членов кадетской партии.
 А.И.Мамонтов, видный представитель московского купечества.
 В.А.Нагродский, инженер путей сообщения, будущий Досточтимый Мастер Ложи "Гермес", муж известной писательницы.
 Э.П.Беннигсен, видный деятель Российского Общества Красного Креста, ныне здравствующий.
 У.Д.Аитов, которого мы, к сожалению, не имеем радости видеть сегодня с нами,
 Н.В.Маринович, недавно только покинувший наши ряды.
Я нарочно сказал несколько слов о каждом из этих братьев, чтобы подчеркнуть, я бы сказал, "общественный" характер первого состава ложи "Астрея". О посвятительной природе масонства знал один лишь Кандауров, уже несколько лет состоявший в Ордене и хорошо знакомый с его историей и эзотерикой.
Большинство были эмигрантами, совсем недавно прибывшими во Францию, молодыми мастерами, в сущности масонства не знавшими. Все жили верой в близкое падение большевиков, в установление в России демократического строя и видели в масонской организации средство для укрепления этого будущего строя в разбушевавшейся стихии русского мира.
Введение масонства в России и подготовка масонских кадров долго еще оставались для многих главной целью наших работ. Это надо помнить, когда мы говорим о первых годах существования русского масонства, которое только позднее, по мере того, как эта вера угасала, стало постепенно принимать тот посвятительной характер, который оно приобрело в наши дни.
Называю по памяти имена, пропуская, конечно, ныне здравствующих. Г.Б.Слиозберг, Кузьмин-Караваев, Тесленко, Новоселов, Казаринов, Кистяковский, Пасманик, которые, вместе с такими выдающимися братьями, как совсем еще недавно отошедшие на Восток Вечный братья В.Е.Татаринов и В.Л.Вяземский, сумели поднять Достопочтенную Ложу "Астрея" на ту высоту масонской работы, которой вправе гордиться не только русское масонство, но и Великая Ложа Франции.
Брат М.Г.КОРНФЕЛЬД
Я был посвящен в Ложе "Le Неros de l"Humanité" 6 января 1923 года, примерно год спустя после основания "Астреи".
Всех русских братьев рекрутировал поначалу брат Леонтий Дмитриевич Кандауров и направлял их во французские ложи: "Тэба", "Космос", "Le Heros de l"Humanité" и "Anglo-saxon Lodge" с таким расчетом, чтобы молодые братья, ознакомившись на рю Пюто с азбукой элементарной масонской учебы, могли в кратчайший срок аффилиироваться в "Астрею".
Брат Леонтий Дмитриевич был человеком замечательным. В нем гармонически сливались в одно целое волевое начало, трезвый ум, большая начитанность, сила воображения, умение разбираться в людях, организаторский талант и несокрушимая уверенность в успехе предпринятого им дела.
Я был буквально очарован слушая брата Леонтия Дмитриевича, когда он говорил о высоких целях всемирного масонства вообще и, в частности, о той роли, которую призваны сыграть русские вольные каменщики в деле освобождения нашей Родины.
Я был несколько озадачен, когда очутился на колоннах моей Loge-Mère. Следует заметить, что в двадцатые годы внешняя обстановка и общее настроение, царившее во французских мастерских, никак не соответствовало красочной палитре которой пользовался брат Леонтий Дмитриевич.
Моему недоумению настал конец, когда, впервые, в качестве гостя, я присутствовал на собрании Достопочтенной Ложи "Астрея". Я нисколько не преувеличу, если скажу, что был потрясен.
Здесь, конечно, следует учесть полную неожиданность того зрелища, которое, в моей психике неофита, сменило серую действительность.
Нельзя опять же забывать того уныния, которое, в те годы, царило в нашей эмиграции, болезненно переживавшей, в ее целом, крушение былых устоев нашей страны, которые, еще так недавно, нам казались незыблемыми.
Мы смутно чувствовали, что для выхода из тупика, в котором мы оказались необходимо искать новых путей.
Я сейчас не имею возможности останавливаться на анализе тех настроений и мыслей, которые привели группу наших соотечественников, с особой остротой ощущавших безвыходность создавшегося положения, - к дверям нашего Храма.
Но не подлежит сомнению, что, однажды вступивши на этот путь, они впервые, после долгих и тягостных исканий, ощутили твердую почву под ногами.
И вот, это радостное ощущение путника, блуждавшего во тьме и увидевшего наконец свет, - передалось и мне в тот достопамятный вечер, когда, впервые, я посетил "Астрею".
Мне показалось, что я присутствую на каком-то необычайном, волшебном новоселье, вне нормального порядка вещей...
Общий вид храма, ленты, фартуки, знамена, музыка, ритм, развертывающегося ритуала, тайный смысл посвятительного диалога - все это, вместе взятое, создало во мне не подлежащую ни сомнению, ни анализу интуитивную уверенность в возможности разрешения всех "проклятых" вопросов.
Когда я вспоминаю о том настроении, которое царило в русском масонстве в первые годы его существования в Париже, мне кажется, что в этот светлый период нам, на самом деле, удалось осуществить нечто неповторимое, редчайшее явление на посвятительном пути: вновь обретенная возможность увидеть мир новыми глазами.
И сейчас, подводя итог нашей 40-летней деятельности, я скажу, что нашей основной целью явилась переоценка всех ценностей, ставшая необходимой при новой системе координат.
В наши дни, мы с тревогой ожидаем будущее. Нас заботит постепенное ослабление личного состава наших мастерских, и нас нередко одолевают сомнения в смысле ориентации нашей работы.
Мне хотелось бы, особливо в сегодняшний юбилейный день, рассеять эти сомнения. Не потому, что я по природе оптимист, но потому, что сегодня Досточтимый Мастер поручил мне, как одному из старейших русских братьев, произнести слово посвященное Астрее, а эта тема исключает пессимизм.
Я буду максимально краток, но скажу, что "Астрея" честно выполнила лежавшую на ней историческую миссию.
Среди невероятного хаоса охватившего нашу эмиграцию и множества течений, существовавших в мировом масонстве, она встала на единственный путь, соответствующий трагизму переживаемой нами эпохи.
Я имею в виду посвятительный путь.
И полагаю: поскольку мы твердо будем его держаться, - нам не следует страшиться будущего и с полным спокойствием, в меру наших сил, продолжать нашу работу во славу Великого Строителя Вселенной.
Брат С.П.ТИКСТОН
Мы посвятили сегодняшнее Собрание воспоминаниям о первых шагах возрожденного 40 лет назад, усилиями небольшой группы братьев русского масонства во Франции. Следует отметить, что во всех речах указывалось на то, что основным стимулом, вдохновлявшим наших предшественников, было их стремление перенести как можно скорее полученный ими свет в Россию. Это настроение продолжалось довольно долго и еще 25 лет назад, на торжественном праздновании пятнадцатилетнего юбилея Ложи Астрея, наш покойный брат Татаринов, со свойственным ему красноречием, произнес речь, начинавшуюся словами: "Я знаю и верю, что настанет час, когда Досточтимый мастер старейшей русской Ложи ударит молотком и откроет Собрание именем и под сенью Великой Ложи России".
С тех пор прошло много лет, - и каких лет! Из числа первых русских масонов осталось - увы! - лишь очень немного братьев. Личный состав наш переменился и, поэтому сегодня, может быть, уместно подвести некоторый итог и постараться уяснить себе, что сейчас нас вдохновляет и стимулирует в нашей работе.
40 лет тому назад членами наших мастерских были исключительно люди кровно с Россией связанные, часто игравшие там выдающуюся роль, участвовавшие в реальной жизни страны. Разрыв с Россией произошел совсем недавно, мало кому верилось что возвращения на родину не произойдет и что начавшаяся в России жизнь закончится в С. Женевьев де Буа. Естественно поэтому, что для этих братьев - еще не эмигрантов, а только временно нашедших убежище во Франции - масонство вне России, масонство вне служения России было немыслимым, неконструктивным и, главное, не вдохновляющим.
Сейчас в русском Масонстве числится известное число молодых братьев, либо приехавших во Францию детьми или же уже родившихся во Франции. Все они получили свое образование во Франции, все знают гораздо лучше французскую историю, французскую литературу, чем русскую и если - сентиментально - чувствуют известную привязанность к России, знакомой им преимущественно по идеализированным рассказам родителей, то кровно они с ней уже не связаны, и, конечно, мечта о перенесении масонства в Россию едва ли способна их удержать в русских мастерских, куда они попали в силу сохранившихся связей - родственных и дружеских - с соотечественниками. Весьма вероятно, что некоторые, наиболее офранцузившиеся братья, думают, что если русские ложи будут вынуждены, за недостатком кадров и притока новых сил, прекратить свое существование, то это отнюдь не значит, что масонская жизнь прекратится и для них, Ведь масонство универсально - оно открыто для всех, без различия национальности и вероисповеданий, и национальная окраска не только не необходима, но даже, в известной степени, противоречит самому принцип универсализма.
С другой стороны, русские вольные каменщики не потеряли времени и за свое сорокалетнее существование они сумели создать свое особое масонство, обладающее своим методом и своей посвятительной тональностью. Иначе и быть не могло.
Масонство не есть абстрактность, в нем работают живые люди, воспринявшие традиции и особенности той страны в которой они родились и полученное ими воспитание формирует их духовный облик. Каждый человек, помимо заложенных в нем личных качеств и особенностей, всегда в большей или меньшей степени продукт известного духовного климата, царящего в каждой отдельной стране и сотканного из многочисленных элементов, из коих главным является религия. Господствующая в той или иной стране религия всегда лежит в основе образования некоего национального типа и обуславливает наше мировоззрение и наши реакции. На опыте масонства, мы видим как различно оно было воспринято и в сколь различных формах оно практиковалось в протестантской Англии, в католической Франции и в православной России. Речь идет, конечно, не о конфессиональной принадлежности отдельных братьев к той или другой религии, а о связи их с национальной культурой, вошедшей в их кровь и плоть.
Наше русское масонство на чужбине, созданное носителями русской культуры, естественно пошло по своему особому пути, и создало нечто очень ценное, может быть, единственное, что мы, во что бы то ни стало, должны сохранить. Я сказал бы, что русское масонство сделало чудо: оно действительно перевоспитало очень многих из нас и мы много раз были свидетелями настоящей трансмутации - этой конечной цели всякого подлинного посвящения - происшедшей в некоторых из наших братьев. Это нам удалось благодаря тому, созданному нашими предшественниками, духовному климату, одинаково чуждому как холодному формализму англичан, так и социально-политическим тенденциям, все более и более вытесняющим посвятительную атмосферу во французских мастерских.
Те наши братья, которые, хотя и не будучи кровно связаны с Россией и ее культурой, получили посвящение в наших русских мастерских, поневоле прониклись нашим духом и привыкли к нашему методу работы. Думал, что они найдут то же самое и в других ложах, будь то французских или английских, они, вероятно, очень ошибаются и их может ожидать разочарование. Наше масонство, созданное на других традициях, может быть нами выдуманное, явилось очень важным явлением в масонской истории. Несмотря на нашу малочисленность, мы сумели сказать какое-то новое слово, сумели спасти от отчаяния и от косности многих людей, воспитывая их и поставив их на посвятительный путь.
И было бы преступным с нашей стороны не приложить всех наших усилий - подчас героических - на то, чтобы начатое 40 лет тому назад славное дело продолжалось во славу Великого Строителя Вселенной.
Ложа "Северное Сияние" (1924-1965).
Учредительное собрание прошло и прошение об открытии подано 2.12.1923. Инсталлирована 14(7).1.1924. Основана военными, в большинстве своем бывшими членами Англо-Саксонской ложи. Работала в союзе Великой Ложи Франции по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу под #523. Заседала до Второй мировой войны в русском масонском доме на рю Иветт, после войны в помещении Великой Ложи Франции на рю Пюто. Восстановлена после войны Г.Н.Товстолесом 24.4.1945. В 1946-1948 часто проводила совместные заседания с ложей Лотос. В 1958-1959 часто заседания проводились на квартирах членов ложи, затем фактически прекратила свою деятельность. Формально работала по 1965.
Создатели этой ложи, числом девятнадцать, были в большинстве своем посвящены в Астрее. Среди основателей были ее будущие Досточтимые Мастера, промышленник Мамонтов, князья Вяземский и Лышинский, генералы Половцов и Голеевский. Ложа включала многих офицеров Императорской Гвардии, принадлежавших к родовой знати, чьи предки зачастую были частью русского военного масонства 18 - начала 19 века. Эта Ложа была не только по вере своих членов, но и по всему своему характеру сугубо и подчеркнуто христианской, даже можно сказать глубоко и проникновенно православной. Вскоре по инсталляции к ложе присоединились граф Адам Бенигсен, князь Иван Воронцов-Дашков, Александр Давыдов, граф Дмитрий Шереметев, граф Александр Келлер, чуть позже - Сергей Маковский, Никита Муравьев и др.
Ложа "Гермес" (1924-1956)
Учредительное собрание состоялось 8.10.1924, инсталляция ложи - 3.11(18.12).1924. Работала в союзе Великой Ложи Франции под #535 по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу. Первоначально проводила заседания каждую третью субботу месяца. В 1924-1928 и после войны заседала в масонском храме по адресу: 8, рю Пюте; с 1926 и до войны чаще проводила заседания в русском масонской доме на рю Иветт (около метро Жасмен, в доме 29). 8(4).12.1956 присоединилась к ложе Астрея. Затем была воссоздана уже как чисто французская масонская ложа. Тем не менее, французская ложа Гермес хранит благодарную память о русских основателях ложи и поддерживает тесные связи с русской ложей Александр Пушкин: примерно раз в год имеет место совместное заседание обеих лож.
В дни празднования сорокалетия объединенной ложи "Астрея-Гермес" было сказано несколько теплых, хороших слов о "Гермесе":
Бр. А. И. МАЗЕ
Для братьев Достопочтенной Ложи "Гермес", вошедшей 5 лет тому назад в состав Достопочтенной Ложи "Астрея", день сорокалетия последней есть день знаменательный. И это не только потому, что за эти пять лет слияние братьев "Астреи" и "Гермеса" оказалось настолько совершенным, что нет больше никакого отличия между братьями посвященными в той или другой лоно, но и потому что ложа "Астрея" была ложей-матерью "Гермеса". Все 19 братьев учредителей ложи "Гермес" были членами ложи "Астрея".
Из них - увы! - лишь двое продолжают благополучно здравствовать: наш дорогой брат М,Г.Корнфельд, которого мм счастливы видеть на наших колоннах и брат П.А.Половцов, который к нашему большому сожалению проживает в Монте-Карло.
Лона "Гермес" была основана 3 Ноября 1924 года и труды ее в первые годы ее деятельности были посвящены, главным образом, вопросам экономического положения России, ее промышленного развития, ее внешнеторговым связям и т.д. - все это в предвидении, как тогда казалось, близкого возвращения на родную землю.
Первым Досточтимым мастером "Гермеса" был брат Ф.Ф.Макшеев, он же первый Досточтимый мастер Ложи "Астрея". В этом можно видеть прообраз будущего слияния лож "Астрея" и "Гермес".
В числа учредителей были: 4 банкира, 2 промышленника и 4 инженера.
Но годы шли, возвращение русских масонов в Россию становилось все более и более проблематическим. В глазах Великой Ложи Франции наши ложи перестали быть прообразом будущего Русского Востока, и стали органической частью Великой Ложи Франции, работающей на русском языке. Многие из членов русских лож, которые считали их орудием будущей политической работы в России, покинули их, Остались главным образом братья, которых интересовали в первую очередь вопросы эзотерики, в плане посвятительной традиции.
Вторым Досточтимым мастером ложи "Гермес" был брат Владимир Адольфович Нагродский - большой символист, знаток посвятительных традиций Греции, Востока, Индии. Он был большим другом брата Вирта, который часто принимал участие в работах Ложи.
Вместо Гермеса-Меркурия, бога торговли, патроном Ложи стал Гермес Трисмегист египетских мистерий, наследник Осириса и Исиды.
Посвятительная работа "Гермеса" расцвела под руководством братьев Нагродского, А.А.Мордвинова и Корнфельда, путем ряда инструкционных собраний, на которых присутствовали молодые братья всех русских мастерских.
После брата Нагродского, Ложу возглавлял брат Н.В.Тесленко, в прошлом член Государственной Думы, всероссийски известный адвокат и блестящий оратор. Он вел Ложу с большим талантом и блеском до своего ухода на Восток Вечный в 1943 году.
Много лет возглавлял Ложу брат И.И.Фидлер, будучи не только вольным каменщиком, но и талантливым архитектором.
Его же трудами ложа была восстановлена после оккупации и его добрые отношения с нашими братьями других лож облегчили наше полное слияние с Ложей "Астрея". Первым Досточтимым мастером Объединенной ложи был, ныне ушедший на Восток Вечный, пользовавшийся огромным авторитетом и всеобщей любовью брат В.Л..Вяземский, который сумел дать новый импульс нашей работе.
За 22 года существования ложи "Гермес" в нее были посвящены или аффильированы 132 брата.
После восстановления наших лож в 1945 году и до момента ее слияния с "Астреей" ложа "Гермес" принимала деятельное участие в работу нашего Объединения русских лож Шотландского Устава. Члены ложи "Гермес" были рады после слияния с ложей Астрея найти в ней прекрасную братскую атмосферу и верность лучшим традициям русского посвятительного ордена.
Ложа "Золотое Руно" (1925-1930)
Учредительное собрание ложи состоялось 12.11.1924, инсталляция - 5(25).1.1925. Работала в союзе Великой Ложи Франции по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу под #536. Заседания проходили в масонском доме на рю Пюто. Из-за внутреннего раскола была закрыта и переименована в ложу Юпитер; бывшие члены Золотого Руна вошли в состав лож Прометей и Юпитер.
Ложа Юпитер (1926-1969)
Основана русскими и армянами - членами ложи Золотое Руно после ее раскола. Инсталлирована 16.11.1926. Фактически работала с начала 1927. Входила в союз Великой Ложи Франции, числилась в союзе под #536 (прежний номер ложи Золотое Руно). Юпитер в названии ложи символизировал разум, проявленный в действии. Работала по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу первоначально на рю Пюто, затем в русском масонском доме на рю Иветт. С началом оккупации фашистами Парижа прекратила работы, возобновила их 10.3.1945 на рю Пюто. В 1962 заседала совместно с ложей Лотос, в 1963 - с ложей Астрея. Около 1969 объединилась с ложей Астрея.
Ложа Прометей (1926-1930)
Основана в конце 1926 грузинами и кавказцами-мусульманами, вышедшими из Ложи Золотое Руно. Инсталляция ложи проведена 19(12; 3).1.1927. Работала в союзе Великой Ложи Франции под #558 по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу. С начала 1928 грузины - члены ложи стали выходить из этой мастерской. Закрыта (усыплена) в начале 1930.
Ложа Гамаюн (1932-1965)
Основана 1(19).12.1931 членами ложи Северное Сияние для работ молодежи в масонстве. Инсталлирована 15.1.1932. Работала по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу в союзе Великой Ложи Франции под #624. До войны заседала в русском масонском доме на рю Иветт, после окончания войны - на рю Пюто. В конце 1934 при ложе было организовано пищевое кооперативное товарищество, которое работало до 1937. Возобновила работы 11.5.1945. В 1960-1961 проводила совместные заседания с ложей Лотос. Закрыта ок. 1965 в связи с переходом большинства членов ложи в союз Великой Национальной Ложи Франции.
Создание ложи Гамаюн связано, в первую очередь, с именами Петра Бобринского и Леон де Ойе. Этот последний был персонажем весьма примечательным: бывший финансовый агент России на Дальнем Востоке, министр в правительстве Колчака, де Ойе был знатоком религий и традиций востока. Он также был весьма сведущ в гностических доктринах, доклады о которых много и охотно делал на русском и на французском. Весьма благополучная пара (сохранившая средства, как тактично говорили в 20ые годы) де Ойе с супругой-японкой, непременно одетой в кимоно, охотно принимали русских масонов по воскресеньям в их красивой квартире на улице Михаила Ангела:
Среди прочих членов-основателей Гамаюна выделялись молодые члены Северного Сияния, прежде всего, Петр Бобринской. Бобринской останется до самой смерти (23 августа 1962) во главе ложи и оставит краткие заметки, сохраненные братом Бурышкиным. Вот несколько отрывков в обратном переводе с французского:
Обращало на себя внимание присутствие двух разных групп разных социальных корней. С одной стороны, представители старой аристократии, такие как граф Воронцов-Дашков, князь Урусов, князь Мещерский, граф Шувалов (несколько позже присоединились и другие представители этого круга, такие как князь Макинский. Прим. Сергея Тикстона) и с другой - представители литературно-художественного мира. Среди них, декоратор Г.Вахневич (впоследствии прославившийся, С.Т.), художник Рожанковский (скончавшийся в 1970 году в США, где он достиг большой известности, С.Т.). Писатели, такие как Варшавский, Рогала-Левицкий и др.
Однако, как ложа молодежная, то есть ложа, которая должна была бы вводить молодежь а мир русского масонства, Гамаюн потерпел неудачу. Бурышкин цитирует следующие замечания Бобринского:
:юношество, после первого восторга, быстро отходило от масонства, которое не смогло дать этим молодым людям то, что они пришли искать в ложах. Ничто ни казалось им достаточно ясным, ни задачи, ни действия. Конечно, следовало все более и более принимать во внимание другие мотивы разочарования молодых людей, вызванного другими интересами свойственными их возрасту и мешающими регулярному посещению лож. Не верю, чтобы эта проблема была характерна только для нашей мастерской: за редчайшими исключениями, масонство, с его посвятительной идеологией постепенного совершенствования, трудно дается молодежи. Чтобы понять этот подход, недостаточно первого восхищения и добрых намерений. Необходимо достичь некоторой духовной зрелости, что дает внутреннюю дисциплину, необходимую для нашей работы.
Ложа Лотос (1933-1976)
Основана 18.11.1932. Инсталлирована 3.3.1933. Работала по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу в союзе Великой Ложи Франции под #638. До войны проводила заседания в русском масонском доме на рю Иветт каждую 1-ю и 3-ю пятницу месяца. С 1935 собрания также проходили на квартирах членов ложи и в русских ресторанах "Киев" и "Московские колокола". После войны заседала на рю Пюто. 12.2.1976 присоединилась к объединенной русской ложе Астрея-Юпитер.

Когда 25 лет назад была основана наша ложа, ее основатели, среди которых были братья (:), что присутствуют на сегодняшней церемонии инсталляции, заявили о желании посвятить работы ложи вопросам индивидуальной и социальной морали, с тем, чтобы неукоснительно реализовывать принципы, которые выявило бы изучение этих вопросов.
Эти дни, 16 лет после русской революции 1917-го года, пришлись на время, когда русская эмиграция, долго жив в надежде быстрого возвращения в Россию в результате провала большевистского режима, что казался неизбежным, начала понимать, что надежда эта была лишь иллюзией.
В тот момент не было и речи о том, чтобы пытаться нести масонский свет в эту страну, где основы той морали, на которой базировалось западное общество и образованные классы в дореволюционной России, оказались под запретом.
Наше возвращение в Россию откладывалось до греческих календ. Нужно было совершенно изменить немедленные цели, что прежде поставило себе русское масонство во Франции, и формы их реализации.
Уединение в чистом эзотеризме не отвечало чаяниям этих братьев. Созерцательная жизнь, в стороне от становившихся тревожнее день ото дня событий, была им не по душе. Чувство безмятежности, охватившее большинство русских братьев во Франции, было чуждо тем, кто хотел, не нарушая инициатического строя масонства, жить реальностью, а не плыть по течению вместе с обществом, частью которого они стали.
Жить вместе с веком, но сохранять при этом чистоту инициатического синтеза, вот что нас побудило дать нашей ложе имя Лотос.
Лотос - благородный цветок индуистских мифов - символическое обиталище чистого духа, в противоположность материи.
Наш девиз: Справедливое в Красивом.
Я не стану пересказывать жизнь Ложи в течение этого первого периода ее существования.
В замечательной точности произведении брат Бурышкин детально изложил организацию и работы нашего ателье, и до сих пор я сожалею, что мы не смогли перевести его на французский.
Меж тем, политические события в Центральной Европе развивались с невообразимой быстротой.
Нужно признать, что в том стремительном водовороте событий масонство было бессильно изменить что бы то ни было.
Мы были убеждены, и я храню это чувство до сих пор, что, какими бы ни были условия жизни, созданные революционным развитием политических событий, должно хранить горячую, яростную любовь к свободе, к свободе сознания, к свободе мысли, к свободе разума.
В последующие темные годы, в годы оккупации, эта привязанность к свободе нам дала столько раз силу, смелость бороться или безмолвно сносить унижения со стороны победителей.
Радость освобождения возродила среди наших братьев надежду обновления, надежду на скорое возвращение в Россию.
Роль, которую сыграла русская армия в войне с Германией, ее участие в окончательной победе внушили некоторым братьям желание пересмотреть наше отношение к правителям советской Республики и даже к самой доктрине ленинизма-сталинизма.
Мнения, выраженные некоторыми, не только русскими, братьями по поводу необходимости адаптировать масонство к коллективистским концепциям, произвело разрушительный эффект на многих братьев.
Ложа Лотос решила реагировать. Это тогда объединились в ее лоне лучшие элементы всех русских лож, что присоединились и начали участвовать в работах нашего ателье, посвятив себя углубленному изучению советского режима. Это был второй период жизни нашей мастерской.
Я не преувеличу, сказав, что совместная работа, проделанная братьями, собранными в ложе Лотос, имела значение для всех братьев русских лож.
Стихли колебания, неуверенность, что, было, овладели умами некоторых братьев, стихла внутренняя борьба между патриотической верой в изменения, происшедшие в недрах русского народа, и его покорностью доктрине, противной элементарным принципам настоящей свободы, подлинного равенства и реального братства, основанного на любви к ближнему. Вступил вновь в свои права масонский идеал во всей своей целостности, возобновилось участие каждого из нас в строительстве Храма путем обтесывания и полирования нашего дикого камня.
Не слышали ли мы от некоторых братьев, что отныне Храм не будет больше строиться из кубических камней, сложенных по планам Великого Архитектора Вселенной, но из тех же камней, но раздробленных в песок и смешанных с цементом, вылитых в формы, приготовленные заранее строителями нового Человеческого общества?
События, впрочем, показали, что мы были правы. Сегодня больше никто не обманут настоящими намерениями руководителей СССР.
Нужно ли думать, что царство Мира действительно установилось на планете? Напротив, мир живет на бочке с порохом, и в любой момент искра может непредвиденно вспыхнуть и спровоцировать катаклизм, который уничтожит нас всех.
Сегодня братья ложи Лотос отдают себе отчет в том, что их давняя мечта, их горячее желание принести масонский идеал в их Страну, далеки от возможности реализации, во всяком случае, в ближайшем будущем.
С другой стороны мы хотели дать возможность западному миру узнать (познать) драгоценности русской культуры. Это желание реализовалось само.
Тридцать лет назад Толстой, Достоевский, Пушкин, Гоголь были известны ничтожному числу интеллектуалов западного мира. Наши музыканты (композиторы), такие, как Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Мусоргский, Рахманинов не были исполняемы за границами России. Сегодня западный мир их знает, они читаемы, их произведения слушают в опере, на концертах русской музыки, видят в кино.
Я вспомнил только несколько имен, а их много больше, и русская мысль, чувство русской культуры еще далеки от полного понимания и известности.
Масонство универсально в своем идеале и в своих принципах, но оно всегда было и останется еще долгое время национальным в своей реализации. Это феномен независимый от нашей воли, последствие веков культуры, присущей каждой нации, каждой расе, каждому народу. И все-таки мы все строим один и тот же Храм.
Роль масонства состоит именно в том, чтобы сгладить углы для того, чтобы позволить сочетание кубических камней и их скрепление с помощью цемента вселенского братства.
Как это сделать? Мы организовали конференции с французскими ложами. Мы дали задание нашим братьям провести конференции во французских ложах. Это не дало результата, на который мы рассчитывали.
Ложа Лотос приобрела убеждение, что только в общей работе, в тесном контакте с братьями русского происхождения или французского, из тех, что интересуется Россией, кто хотел бы, как мы, понять потрясение, которое пережила огромная страна с населением, состоящим из множества рас и народов.
Дверь нашего Храма открыта всем, кто хотел бы узнать то, что мы знаем о России, и принести нам то, что они знают об этой красивой стране, Франции, изучить нашу культуру и нам принести свою для того, чтобы создать узы, что в один прекрасный день позволят союз наших двух народов.
Судьба была благосклонна к нам, давая нам в лице нашего нового Досточтимого Бр. Зусмана президента, русского по происхождению, француза по образованию, который в своем добром и благородном сердце собрал все благоприятные элементы для того, чтобы создать синтез этого сотрудничества братьев, которые вне наших Храмов, может быть, никогда бы не встретились.
Это будет третий период жизни ложи Лотос.
Ложа Александр Пушкин (1991- по настоящее время)
Инсталлирована 23 января 1991 года. Работает по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу в лоне ВЛФ под ?1101. Проводит заседания четвертую среду каждого месяца на рю Пюто.
В 1988 г четыре русских масона в Париже: Андрей Борисов, Захарий Яффе, ныне уже ушедшие на Восток Вечный, а так же П.К. и Г.П. затевают Русское Содружество, имея в виду будущее развитие русского масонства во Франции и в России. Их непосредственной и ближайшей целью становится воссоздание русской Ложи во Франции. (Захарий Яффе был посвящен в период с 31.12.1935 по 13.1.1936 в Ложе "Будущее" ВВ Франции. В момент создания Русского Содружества З.Яффе был уже в весьма почтенном возрасте). Работы по формированию Временной русской Ложи начинаются в середине 1989 года. Согласно правилу, в течение лета 1989 члены-основатели информируют Досточтимых Мастеров своих Лож о намерении принять участие в основании новой Ложи.
9 сентября 1989 года члены-основатели Ложи направляют в Федеральный Совет ВЛФ официальное прошение о выдаче патента на создание Ложи под отличительным названием ' Renaissance Russe '. 14 октября 1989 Временная Достопочтенная Ложа Русское Возрождение проводит заседание в храме в Rueil-Malmaison. На заседании обсуждаются ключевые вопросы будущей деятельности Ложи. В начале декабря 1989 подается прошение об утверждении Треугольника Ложи. В 1991 г Временная Ложа 'Русское Возрождение' превращается в постоянную Достопочтенную Ложу 'Александр Сергеевич Пушкин', ? 1101, Великой Ложи Франции. Официальная церемония зажжения огней - под председательством Великого Мастера Великой Ложи Франции Мишеля Барата имела место 23 января 1991 г.
Говоря словами покойного брата Пьера Депортера, особое достоинство этой Ложи заключалось в том, что ее создатели поняли к 1988 г., что барьера больше нет, и что пришло время для Франкмасонства вновь повернуться лицом к России. Однако, вовсе не "Пушкину" было суждено сыграть серьезную роль в возникновении новых лож в новой России.

(Продолжение следует)